logo
dollar
euro

Мирзаян: Ради спасения Меркель принесут в жертву того, кого никому не жалко

8:25 26.11.2017 eye 1434
Мирзаян: Ради спасения Меркель принесут в жертву того, кого никому не жалко

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, для РИА Новости
 

Германия, живущая почти два месяца без новой коалиции, все это время постепенно дрейфовала в сторону новых досрочных выборов. Итогом вполне мог стать новый канцлер, ведь рейтинг Ангелы Меркель неуклонно снижается. Однако помощь пришла оттуда, откуда ее уже и не ждали, сообщает РИА Новости. 

Без Ямайки

"Политическая нестабильность в Европе пересекла Рейн". Так считает Жан Писани-Ферри — советник президента Франции Эммануэля Макрона. И спорить с ним очень сложно. Ведь еще недавно Германия считалась образцом европейской надежности. "Если в Италии сейчас у власти уже 65-е правительство со времен окончания Второй мировой войны, то Германией (имеется в виду Западной до объединения и единой — после. — Прим. ред.) за прошедшие 70 лет правили всего восемь канцлеров. От выборов до формирования правящей коалиции проходило от четырех до шести недель", — пишет европейское издание Politico.

Но не в этот раз. Более чем двухмесячный переговорный процесс о создании коалиции "Ямайка" ("черных" ХДС/ХСС, "желтых" "Свободных демократов" и зеленых от партии "Зеленые") завершился провалом. "Черные" не смогли согласовать позиции с "желтыми". "Они-то (ХДС/ХСС. — Прим. ред.) думали, что мы будем с ними при любых раскладах, а с нами такое больше не проходит", — заявил один из переговорщиков от "Свободных демократов" (СвДП) Фолькер Уиссинг. В результате "через недели переговоров мы получили бумагу с бесконечными противоречиями, открытыми вопросами и конфликтами интересов", — отметил лидер СвДП Кристиан Линднер. После чего он и решил выйти из переговорного процесса, понимая, что серьезные компромиссы в ущерб положениям программы оттолкнут от партии (ворвавшейся в бундестаг с 80 мандатами) значительную часть избирателей.

Кто тут кормчий?

Отдельное беспокойство аналитиков вызывала судьба Ангелы Меркель. Некоторые стали писать о закате ее политической карьеры. "Авторитет Меркель, который уже понес серьезные потери из-за слабых результатов на выборах, движется в сторону дальнейшей эрозии. Срыв переговоров показал, что метод Меркель — сплав безграничного прагматизма и максимальной идеологической гибкости — перестает работать", — считает немецкий Der Spiegel.

А это уже проблема, выходящая за рамки внутригерманской политики. Во-первых, Ангела Меркель является кормчим Евросоюза — организации, которая сейчас как раз проходит через очень опасные воды. Brexit, реформа еврозоны, отношения с Россией… "У нас столько дел, требующих срочного решения. Промедление повредит всей Европе", — говорит заместитель главы Еврокомиссии Франс Тиммерманс. Как верно заявил его босс Жан-Клод Юнкер, Евросоюз нельзя поставить на паузу и ждать, пока немцы договорятся.

Во-вторых, Ангела Меркель, по мнению ряда экспертов, является кормчим и всего свободного мира — после того как избранный американцами Дональд Трамп сбросил с себя эту обязанность и погреб в сторону национализма, протекционизма и изоляционизма. "Канцлер Меркель должна была стать маяком процветания и стабильности, неукротимым защитником международного либерального порядка", — сокрушается редакция The New York Times. Теперь этот титул под угрозой, ведь Ангела Меркель не может навести порядок даже у себя дома.

Мирзаян: Ради спасения Меркель принесут в жертву того, кого никому не жалко

Былинный камень

Собственно, выхода из ситуации было три: плохой, непонятный и нереальный. Плохим вариантом было бы создание "коалиции меньшинства" из ХДС/ХСС и "Зеленых" (которые, в отличие от СвДП, проявили гибкость). В совокупности они бы имели313 мандатов из 355 необходимых для большинства, а значит, для проведения важных законов им приходилось бы искать политической поддержки других партий.

Реализация этого варианта привела бы к еще большей турбулентности в немецком политикуме, поэтому Меркель практически сразу заявила, что такой сценарий ей не подходит. Уж лучше, добавила она, досрочные выборы.

Это непонятный сценарий, ведь неясно, как проголосуют избиратели. Возможно, правая их часть преисполнится ответственности за судьбу страны и вернется из лагеря СвДП и "Альтернативы для Германии" под знамена бундесбабушки и ее ХДС/ХСС. Однако часть социологов придерживается обратной точки зрения и считает, что дрейф правых избирателей от ХДС/ХСС лишь усилится из-за падения авторитета Меркель. Опросы показывают, что более половины немцев не хотят видеть ее снова на посту канцлера.

Наконец, что будет, если по итогам вторых досрочных выборов (а сентябрьские, вызвавшие нынешний бардак, были именно досрочными) снова не удастся сформировать правительство? Как верно сказал президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, "нельзя перекладывать ответственность на плечи избирателей".

Существовал, конечно, третий вариант — "большая коалиция" ХДС/ХСС с Социал-демократической партией Германии (СДПГ). Однако ряд экспертов считали его уже невозможным. Хотя бы потому, что сентябрьские выборы были объявлены именно из-за противоречий, которые разрывали существовавшую тогда "большую коалицию". А итоги этих показали, что за время функционирования данной коалиции и ХДС/ХСС, и СДПГ серьезно сдвинулись в центр, потеряв доверие правого и левого электората соответственно. И социал-демократы, получившие по итогам этих выборов худший результат со времен окончания Второй мировой войны, казалось, трезво рассудили, что входить в ту же реку они не станут. Поэтому после специального заседания руководства СДПГ лидер партии Мартин Шульц заявил, что новой "большой коалиции" не будет. "Мы хотим быть сильной оппозицией — и в этой роли формировать будущее нашей страны", — заявил он.

Жертва

В результате впереди замаячили именно новые выборы.

И тут вдруг невозможное стало возможным. После колоссального давления со стороны Франка-Вальтера Штайнмайера его бывшие однопартийцы из СДПГ поменяли свою точку зрения.

После сложного разговора с президентом Мартин Шульц провел восьмичасовое совещание с лидерами партии и затем чиркнул сообщение в "Твиттере". "Президент призвал партии к переговорам. Мы не будем отказываться. Если они приведут к тому, что мы в какой-либо форме будем принимать участие в формировании правительства, этот вопрос вынесут на голосование членов СДПГ", — говорилось в твите. По всей видимости, он имеет в виду партийный съезд, который пройдет в начале декабря.

Тактика Шульца понятна: не имея возможности сказать нет Штайнмайеру и ряду других влиятельных однопартийцев (не заинтересованных в политическом кризисе в Германии, который сыграет на руку лишь радикальным партиям), лидер СДПГ пытается переложить ответственность на избирателей. То есть прикрыть отказ от предвыборных обещаний получаемым от них новым мандатом либо оправдать повторный отказ от "большой коалиции" решением электората. Такое поведение серьезно подрывает и без того ослабшую веру в его лидерские способности со стороны простых немцев и партийного руководства. В декабре должны пройти очередные выборы руководства партии, и если Шульц ранее хотел выставлять свою кандидатуру, то теперь его политическое будущее под вопросом. 
Впрочем, Ангеле Меркель до его будущего нет никакого дела. Ее задача — спасти собственную власть, после чего отправиться на спасение Европы и либерального порядка.

Мирзаян: Ради спасения Меркель принесут в жертву того, кого никому не жалко

России нужны прагматики

В России, кстати, очень удивлены тем, что вина за срыв коалиции до сих пор не возложена на русских хакеров или российские СМИ, ведь "Ямайка" Кремль категорически не устраивала.

По сложившейся в Германии традиции пост министра иностранных дел (а значит, и внешнеполитический блок) отходит младшему партнеру по коалиции. То есть в данном случае — либо "Свободным демократам", либо "Зеленым". Оба варианта для России были весьма грустными, поскольку эти партии исповедуют идеологический подход к российско-германским отношениям. В отличие от прагматичных социал-демократов.

Немецкие СМИ писали, что в бытность Штайнмайера министром иностранных дел (откуда его и перевели на пост президента) в МИД гулял призрак Ostpolitik — так во время холодной войны назывался подход, направленный на потепление отношений с восточными соседями ФРГ. В отличие от Меркель, Штайнмайер пытался поддерживать отношения с Москвой. Его преемник и однопартиец по СДПГ Зигмар Габриэль продолжил движение по этому пути. И дошел до момента, когда отказался от привязки выполнения Россией Минских соглашений к началу снятия с нее санкций (просто потому, что это был тупик: Минские соглашения срывала Украина, причем отчасти именно для того, чтобы с России санкции не снимали).

Вместо этого Габриэль предложил иной подход: отмена санкций должна была начаться после прекращения огня в Донбассе, для чего туда должны были ввести миротворческую миссию. Формат последней Москва и Берлин уже согласовали. Реализации плана нет только из-за противодействия США и Украины. В случае перехода внешней политики под контроль либералов или "Зеленых" идею Габриэля пришлось бы хоронить. Как, возможно, и сотрудничество между Москвой и Берлином в деле продвижения "Северного потока — 2", против которого выступают "Зеленые". 

Что же касается падения Меркель, потери управляемости ЕС и выгоды от всего этого для Кремля, то на этот вопрос есть разные точки зрения. Некоторые эксперты считают, что чем слабее Брюссель, тем лучше для Москвы. России всегда проще будет общаться на языке национальных интересов с отдельными правительствами, нежели решать вопросы с коллективным Брюсселем. Другие же эксперты выступают за сильный Евросоюз, который может проводить более независимую от Штатов политику и который куда больше, чем Америка, заинтересован в хороших отношениях с Москвой. Кроме того, сильный ЕС является гарантией мира в Европе, поскольку гасит межнациональные противоречия и конфликты. Дезинтеграция Евросоюза приведет к возобновлению этих конфликтов и росту европейского национализма, что абсолютно не в интересах России, граничащей и торгующей с Европой.

К этим двум версиям остается добавить, что само их существование показывает: внятной и полностью самостоятельной "восточной политики" на сегодня нет ни у "единого ЕС", ни у "национальных европейских государств"

Источник и фото: https://ria.ru/


Наверхнаверх